О-сенсей

Сертификат Хитохира Сайто

Новый Лидер в Ивама PDF Печать E-mail

Отражение посещения церемонии открытия Ивама Син Син Айки Сюрэнкай,

21 февраля 2004 года в Ивама, Япония.

Как всё началось. Я только что вернулся из поездки в Японию, где посетил церемонию открытия Ивама Син Син Айкисюрэнкай, новой организации Хитохира Сайто Сэнсэя. Это был повод для празднования, и все же были странные чувства, которые бросали тень на этот вечер. "Приблизительно 350 человек приняли участие в праздновании", сказал мне Хитохира Сайто Сэнсэй. "Я планировал около 325 человек, я думаю, что несколько человек передумали в последнюю минуту и решили приехать". Он сказал мне это утром, после празднования, в тот момент, как он помогал готовить завтрак гостям и своим дэси, которые остались в додзё. Я был поражен его энергии, после того, как он оказал гостеприимство стольким людям, он снова был на ногах.

Хитохира Сайто Сэнсэй родился в Ивама (город в Префектуре Ибараки), который играл главную роль в истории Айкидо. Когда Основатель Айкидо, Морихэй Уэсиба жил в Ивама, Хитохира был маленьким ребенком, и имел обыкновение играть с волосами и бородой Основателя. Хитохира был действительно ребенком Айкидо! Его воспитывали отец, Морихиро Сайто, Айкикай Сихан, 9-ый дан, который практиковал непосредственно при Основателе в течение 23 лет и после смерти Основателя, стал хранителем Святыни Айки и Ивама додзё в течение 33 лет. В 2002 году он скончался, унеся с собой наследие основателя и память о себе, как об одном из самых известных преподавателей Айкидо в мире. Хитохира родился и впитал это наследие, и в некотором смысле имеет родословную Айкидо с самого рождения.

Люди, связанные с Айкидо в Ивама, да и во всем мире были удивлены, когда Хитохира Сэнсэй объявил, что он собирался оставить это наследство для того, чтобы начать собственную практику. Это решение привело к панике многих людей в мире. Кто-то был вынужден принять решение о своём собственном будущем; сделать выбор для того, чтобы остаться в Айкикай или следовать за Хитохира Сэнсэем. О возможности такого выбора, никто и не подозревал ещё несколько лет назад. Однако близкие к Хитохира Сэнсэю люди, не были удивлены его решением. Те, кто знает его хорошо понимали, что Хитохира Сэнсэй оказался перед внутренним выбором, который не могут описать даже тысяча страниц текста. Для них выйти из организации и идти далее самостоятельно, был следующий логичный шаг. Ивама провинциальный город и построен на отношениях провинциального города. Те, кто жили там долгое время, знают всех как соседей. Все знают даже бабушек и дедушек друг друга и возможно прабабушек и прадедушек! Этот тип динамического сообщества не является особой чертой Ивама; такие отношения распространены во всех маленьких городах и деревнях во всем мире. Это было своего рода городской тайной, которую знал каждый, но не желал ей делиться с кем бы то ни было; зная, что окончательный выбор за Хитохира Сэнсэем. Поскольку большинство людей Ивама великодушны в глубине души, никто не хотел оказаться перед выбором союзников. Это похоже на действия детей перед разводом родителей. В человеческой истории, были большие люди, которые были свергнуты или были вынуждены сделать выбор и идти собственной дорогой. И даже когда мы были детьми и нам рассказывали эти истории, мы глубоко переживали человеческую жизнь того или иного героя. Для японских людей эти истории глубоко затрагивают их сердца и являются отражением японских отношений. Когда Хитохира Сэнсэй принял его решение, это коснулось и моего сердца также.

Всякий раз, когда я возвращаюсь в Японию, если имеется такая возможность, непременно стараюсь посещать тропу Коя, которая находится неподалёку от города Танабэ, это место рождения Основателя Морихэя Уэсибы. Тропа Коя окружена обширным количеством храмов, могил и мест отдыха, некоторые относятся ко времени 819 лет до нашей эры. Есть одна каменная тропа (сандо), которую я неизменно посещаю, когда бываю на тропе Коя. Это - тропа сделана из камня, по которому прошли так много тысяч людей за столетия, что плиты совсем стерлись в центре каменной дорожки. Эта тропа ведет через древние кладбища, над которыми нависают гигантские столетние деревья, старые, как и некоторые из могил. Могилы покрыты мхом и разрушаются с возрастом. Когда я иду по этой тропе через кладбище, я могу услышать крики воинов в сражении, крики мук и смерти и чувствую горечь аргументов, лежащих за этими столкновениями. Много голов было срублено; много голов взяты для интриг, предательств и алчности, всё это общие болезни для каждого общества, которые мучили человечество в каждом поколении. Вы можете все еще слышать шепот могил. Эти представления были у меня в голове. Я шел по тропе и понимал, что в результате, все эти люди: враги, воины, праведники и грешники, сильные и слабые, лидеры, которые были любимы и их преданные последователи, все лежат рядом вместе, буквально ногами друг к другу. 1200 лет истории ушли и в этом месте царит спокойствие и тишина. Циклы истории повторялись, и я чувствовал, что история этого места заставляет мурашкам пробегать у меня по спине. Размышление о тропе Коя, кажется заставляет нас серьёзно задуматься о будущем.

Возвращая мои мысли к Ивама, я думаю о значении независимости Хитохира Сэнсэя в более глобальном масштабе. Если вы просматриваете "взглядом истории" на этот случай - это всего лишь движения муравья, по сравнению с полетом самолёта. В этом свете, отрицательные суждения об этом маленьком повороте в истории подобны пустяку. Решения Хитохира Сэнсэя - часть его жизни и жизни тех, кто решил уйти с ним. Но я не вижу никакой причины, почему те, кто не хочет следовать за ним, не могут даже поднять стакан, чтобы пожелать удачи в его жизни и будущем. Хитохира Сэнсэй выслушал много критики за его решение и принял это. И несмотря на все трудности, он вместе со своими собственным "самураями" сделал этот шаг. Я полагаю, что есть многие, кто хотел идти вместе с ним, но не смог по ряду причин. Я надеюсь, что когда-нибудь Хитохира Сэнсэй поймет сердца этих его сторонников, которые хотели остаться. Я надеюсь, что он будет в состоянии понять боль в сердцах тех, кто мог только стоять вне игры, пока. Жизнь Хитохира Сэнсэя - его собственное испытание. Другие люди не могут действительно прожить и понять его чувства за него. Находиться в стороне и обсуждать чью-то судьбу за стаканом пива, быть может, это и принесёт какую-нибудь пользу, выбор других сконцентрироваться на своей собственной судьбе. Празднование и прощение - лучший путь к счастью, пиво и арахис в таком случае скрашивают вечер. Польза от совместного общения, всегда имеет вкус счастья.

Отец Хитохира Сэнсэя, Морихиро Сайто Сихан был ураганным человеком. Было много Сиханов Айкидо, но не было другого подобного человека, который имел такое влияние на дэси Айкидо во всём мире. Морихиро Сайто высказывал своё мнение открыто и непосредственно, даже в отношениях с штабом Айкикай, никто больше не мог так поступать. Он имел силу сокрушить кого угодно одним ударом. Были многие, кто боялись его и это, конечно, означает, что были многие, кто не любил его. Никто, я это знаю точно, не был в состоянии противостоять Морихиро Сайто Сихану, противостоять или бросать вызов ему лицом к лицу. Его смерть оставила трон пустым. После его смерти, Хитохира Сэнсэй получил звание Ивама Додзё-тё Дайко (Временный лидер додзё) от Досю в Хомбу и приступил к правлению додзё в Ивама, как это делал его отец до него. Однако были стервятники в воздухе и гиены на земле; те, кто не осмеливался говорить вслух, в то время когда его отец был жив. С его уходом они наконец подали голос, голос неприязни и зависти. Хитохира Сэнсэй стойко вынес эти высказывания, он имел много терпения для тех, кто говорил плохо о его отце. Его действия были действиями сына. С широко расправленными плечами и поднятой головой, он медленно и размерено сходил с этой дороги, прощаясь с Айкикай.

Хитохира Сенсей основал Ивама Син Син Айкисюрэнкай. В стороне от празднования были многие, кто должны были быть там, но нашли причины не приехать. И даже с 56-летними отношениями между Айкикай, Семейством Уэсиба и семейством Сайто, ни одного официального представителя не прислали. Один человек действительно прибыл из Айкикай, но он прояснял, что прибыл конфиденциально, не официально. Этот одинокий человек от Айкикай был по крайней мере одним маленьким светом, лучом на будущие возможности. Так как я сидел тихо на праздновании, я наблюдал за теми, кто не был при исполнении служебных обязанностей, и я думал о высказывании "Айкидо – это Любовь". Где это понятие было теперь? Послав кого-то официально на это празднование, руководство Айкикай показало бы мудрость со своей стороны и позволило оставить дверь в будущее открытой. Многие задавались вопросом, почему эту дипломатическую дверь «не открыли". Сообщение, которое послали вместо этого, гласило, что Айкикай полностью свернул связи с семьёй Сайто. Я имею неприятные чувства, полагая, что эта идея пришла в голову Досю; он и Хитохира играли вместе, будучи детьми. Рассматривая эту ситуацию с точки зрения презумпции невиновности, возможно - это и не инициатива Досю. Возможно, его отговорили послать какого-либо представителя Айкикай. И отсутствие любого представителя или чиновника Айкикай, было доказательством того, что кто-то действовал со злыми намерениями. Этот вывод напрашивался сам собой. После смерти Морихиро Сайто Сихана, стала очевидной проблема с Айкикай в вопросе присваивания рангов Ивама-рю. И этот вопрос волновал многих ещё при жизни Сайто Сэнсэя. Но основной целью действий людей Хомбу, это конечно контроль над Ивама, и выход Хитохира Сэнсэя попал прямо в цель. Я знаю об этом не понаслышке, так как я был свидетелем этих событий. Есть термин в японском языке, свободный перевод которого звучит как "сострадание воина", этот термин - "буси-но насакэ". В сегодняшнем, иногда бессердечном мире, понятие буси-но насакэ, это отражение настоящего совершенства духа человека. В дни самураев, даже палач следовал этому кодексу, когда рубил голову, и делал это с такой точностью, чтобы оставалась не отрубленной часть кожи, благодаря чему голова не падала на землю. Акт хара кири (сэппуку или самоубийства, нанося удар себе в живот) также имеет отношение к буси-но насакэ для самурая. Хара кири выполнялся самураем, как возможность сохранить "потерянное лицо". Следовательно, им давали шанс решить свою судьбу самостоятельно. Через Дзэн-буддизм и Дзюкё (конфуцианство), буси-но насакэ преподавался всем самураям. Это обучение составляло большую часть их духовного воспитания и формирования характера. Если можно так сказать, работой самураев была смерть, и они жили, зная, что могут умереть в любой момент. Враги с которыми они имели дело на поле боя, были такими же как они; они также имели семью, клан и воспитывались в тех же традициях, практиковали те же искусства. Тот, кто победил сегодня, мог легко проиграть завтра. В этом контексте, дух буси-но насакэ было не возможно игнорировать. Основатель Морихэй Уэсиба был мастером меча и его движения, также отражали дух буси-но насакэ. Его движения не были похожи на киношные сражения, с большими и размашистыми ударами. Атаки, которые он делал мечом, были короткими, обычно верхнюю или нижнюю часть запястья, подмышки или шеи; цель этих атак, управлять противником, а не убить его. Единственными большими (амплитудными) движениями, были "Ки-мусуби" или "Кэн-но авасэ" техники.

В Буддизме, убить или навредить живому - это табу, и все же работа самурая убить прежде, чем убьют его самого. Идея конфликта, должна быть решена наедине с самим собой; особенно, когда ваша жизнь находится на лезвии меча. Идея решения конфликта в себе самом, была заимствована Основателем из доктрины Кацудзикэн, школы Ягю-Синкагэ-рю кэндзюцу; управлять, не убивая. Этот стиль боя на мечах поддерживался семьёй Сёгунов Токугава, этот стиль, как и его философия живы и по сей день. Сегодня эту философию обычно называют моральным кодексом самураев, от которого Айкидо имеет своё происхождение. И даже сегодня этот дух важен особенно для тех, кому выпало судьбой преподавать Айкидо. Любой, кто имеет ранг Сихан, должен нести в своём сердце дух - буси-но насакэ и преподавать его другим, как путь гармонии, а не личных амбиций. Необходимо преподавать способы избежать проблем и находить в противоречии путь более гладкого решения конфликта, в этом мудрость воина. В дни самураев в Японии, когда одна войско осаждало замок, они всегда оставляли один выход из замка свободным. Таким образом, женщины и дети имели возможность убежать. Это служило не только для того, чтобы спасти людей; это также политический шаг победителя. Князь(даймё) мог бы быть свергнут и убит, но если сохраняются жизни женщин и детей, народ из соседних префектур, вероятнее всего примет нового правителя. Этот тип гуманной стратегии известен в истории самурайских сражений. Буси-но насакэ, может также стать частью успешной политической стратегии. Правитель, который не понимал этого, был обречен и в результате терпел фиаско.

Когда я наблюдал Церемонию Открытия, то чувствовал нехватку духа буси-но насакэ в действиях Айкикай. Я не осуждаю Айкикай, я только волнуюсь за будущее этого важного учреждения, без стратегии буси-но насакэ - нет будущего. Я лично видел подписанное и отпечатанное соглашение между Айкикай и семейством Сайто, которое расставляет "точки над и" в будущем правлении Ивама додзё и Айки-святыней. Чернила высохли на тех бумагах и печати находятся на своих местах. Все предельно ясно. Игнорируя любые личные сантименты, разве не мог какой-нибудь чиновник Айкикай в качестве жеста поддержать это празднование? Меня приводят в уныние мысли о том, что никто в Айкикай Хомбу не был настолько мудр, чтобы посоветовать, как поступить Досю.

Некоторые говорят, что выход Хитохира Сэнсэя не был столь явным и что он вышел с его собственного согласия. Другие говорят, что это было бескровное вступление в самостоятельную практику, и что он был вынужден выйти. Я уже говорил, что он выбрал идти по своему собственному пути, и нет никакой причины бросать камни. Это должно быть празднованием жизни и мужества и ничем иным. Это хорошо, что я видел достаточно ясно души тех людей, которые решили понять это и приехать, чтобы выразить свои наилучшие пожелания. Время лучше всего осветит события нашей жизни! В том числе и этого празднования! 350 человек исполняя свои служебные обязанности, открыли этот вечер, рассаживаясь за столами. Празднование началось с церемонии Кагами Вари (вскрытия бадьи с сакэ) и официального тоста. Выпивки хватало, и каждый вскоре ощутил счастливое партийное настроение. "Распорядитель Церемонии" обратил внимание всех участников собрания, и взоры всех присутствующих сосредоточились на трибуне. Там стоял человек невысокого роста, но его присутствие заставило всех стать скромнее и тише. Секундная задержка и зал взорвался аплодисментами, которые вскоре стали весьма энергичными и громкими. Джентльменом стоящем на трибуне, был Кёити Иноуэ Ёсинкан Кантё(настоящий глава Ёсинкан Айкидо). Он сделал глубокий поклон всем присутствующим и начал говорить спокойным равным голосом. Он говорил о своих отношениях с Ивама и семейством Сайто. " Мой преподаватель, Годзо Сиода Сэнсэй, Основатель Ёсинкан Айкидо, был в близких отношениях с Морихэем Уэсиба. После Второй Мировой Войны, семья Сиода вернулась в Японию из Китая и жила некоторое время в Ивама додзё. Он также дружил с отцом Хитохира Сэнсэя, Морихиро Сайто Сиханом. Я также был знаком с семьёй Сайто, благодаря посещению Ивама со своими дэси из Отдела Лондонской полиции. Как часть специальных семинаров, я сопровождал моих учеников в поездке в Ивама, чтобы посетить Святыню Айки и молиться. Каждый раз, когда мы приезжали, Сайто Сихан приветствовал нас и принимал с большим гостеприимством. Я буду всегда помнить эти встречи. " Еноуэ Кантё продолжал, выражая свои наилучшие пожелания Хитохира Сэнсэю со свойственным ему юмором и мудростью. Я не знаю почему, но иногда кажется, что японские люди потеряли смысл достоинства, чести, сострадания и чистоты, которые столь очевидны в действиях Иноуэ Кантё. Конечно я не могу определить степень его мудрости, но это было очевидно наблюдая за его спокойным голосом и тихим присутствием. Прежде чем празднование официально началось, я имел шанс говорить с Иноуэ Кантё конфиденциально. Он сказал мне искренне, " Когда я объявил своим инструкторам, что буду принимать участие в этой церемонии, они были обеспокоены тем, не осложнит ли это отношения с Айкикай. Я сказал им, что они не волновались, и что я собирался выразить свои наилучшие пожелания сыну того, с кем я имел длительные отношения. Если излишне волноваться о том, как другие намерены думать и реагировать, то можно упустить нечто очень важное … с чем я сюда прибыл ."

Я встретился с Иноуэ Кантё впервые в сентябре 2003 года на Айки-Экспо в Лас-Вегасе. После того, как я прожил так долго в Соединенных Штатах, я не был уверен, как мне следует приветствовать человека такого уровня. Должен ли я поклониться? Обменяться ли рукопожатием? Он сам ответил на мой вопрос, так как он выполнил поклон, в очень достойной и скромной манере под стать человеку его положения. Эта первая встреча произвела глубокое впечатление на меня. Встретив его снова в Ивама, я был польщен его дружеской манерой общения. Затаенные чувства, которые я ощущал в своём сердце во время этого празднования, казалось растаяли в присутствии Иноуэ Кантё. Он казался очень большим, ярким и излучал истинный дух мудрости и праздника в своём сердце. Он приветствовал всех вокруг себя с искренностью, и так как я наблюдал за ним, то заметил, как он сделал специальный визит к семейному столу семьи Сайто, чтобы выказать дань уважения вдове Морихиро Сайто Сихана. Он был особенно добр и нежен с нею; иллюстрация, которая останется в моей памяти после завершения этого празднования. Оценка его посещения – отомо, который стоял по стойке "смирно" и вскакивал каждый раз, когда Иноуэ Кантё вставал. Иноуэ Кантё очень строг и требователен в своей практике как преподаватель. Наблюдая его действия около госпожи Сайто, я оценил их изучая поведение лидера вроде него, это было действительно особый случай.

Другим очень известным человеком, посетившим это празднование, был Кокикай Айикдо Кайтё (президент) Сюдзи (Сюдо) Маруяма Сэнсэй. Маруяма Сэнсэй был одним из первых преподавателей и Пионеров Айкидо, посланных официально Айкикай Хомбу в Соединенные Штаты в 1966 году. Маруяма Сэнсэй прибыл в Соединенные Штаты в ту же самую эру, как Ямада Сихан в Нью-Йорк, Канай Сихан и другие, чтобы начать их практику Айкидо. Позже Маруяма Сэнсэй вышел из Айкикай и присоединился к Коити Тохэю на ранних стадиях связанных с развитием Ки-Айкидо. Маруяма Сэнсэй также стал независим и от Тохэй Сэнсэя, чтобы сформировать свою собственную организацию Кокикай, которая теперь стала международной организацией. Маруяма Сэнсэй знает не понаслышке, о нелёгкой судьбе пионеров айкидо и тяжести собственного пути. Он получил прозвище "Тихий Пионер Айкидо", это прозвище забавляет его. Маруяма Сэнсэй был моим первым преподавателем Айкидо, когда я начал мою практику в возрасте 14 лет. Наши отношения длились многие годы и остаются сильными, и по сей день. Ранее в этом году, во время телефонной беседы с Маруяма Сэнсэем, я обсуждал с ним предстоящую Церемонию Основания организации Хитохира Сэнсэя, я спросил его почему он приехал? На что он ответил, "Я никогда не был знаком с сыном, но я действительно знал его отца и считаю, что он был хорошим человеком. Поэтому я здесь". Его ответ удивил меня, зная, что Маруяма Сэнсэй редко посещает события вне своей собственной организации. Я был ещё более удивлен тем, что застал Маруяма Сэнсэя ожидающего поезд на вокзале Уэно в Токио, накануне празднования. Наконец, я увидел, как он поспешил ко мне со своей сумкой на плече. Я не ожидал увидеть его, но был по истине восхищен этой встречей.

Если вы напряжёте свою память, то вспомните, что такие организации как: Ёсинкан Айкидо, Айкидо Томики и Ки-но Кэнкюкай (Ки-Айкидо), все они стали независимы от Айкикай почти таким же способом, как Хитохира Сайто Сэнсэй. Всюду в истории Айкидо, эти случаи независимости имели место, и люди выходили из одной организации, чтобы следовать своей собственной дорогой. Это тяжелый выбор для нас, покинуть людей, с которыми вы практиковали и работали для достижения общих целей, тем более тех людей, которых вы заверили в вашей лояльности и преданности. Я думаю, что только те, кто испытал подобное, может действительно понять это глубоко. Это – время для того, чтобы выразить своё отношение, не только своему преподавателю, но и всем друзьям и компаньонам, которые ушли с вами. Я думаю, что на этом Праздновании Основания организации, вернулись воспоминания Маруямы Сэнсэю, воспоминания о трудных временах, когда он шел по пути один. Я думаю, что это глубоко затронуло его сердце, и было воспринято с полным пониманием происходящего. Он не был разочарован, хорошо провел время и был великодушно принят Хитохира Сэнсэем и другими. По пути к нашей гостинице, после празднования он сказал мне, "Люди имеют своё мнение, и я рад, что по крайней мере было 350 человек здесь. Когда я стал независим, не было никого. Я был один и это было очень трудное время". Я знал Маруяма Сэнсэя в течение больше чем 40 лет, и это было первый раз, когда я слышал что-то подобное о тяжелых временах своей жизни. Он продолжал: " … упорно трудиться вместе с коллегами по татами, перенося все тяготы практики плечом к плечу, а затем сказать им до свидания – это очень тяжело сделать. У меня не было выбора. Трудно объяснить на словах, но моя жизнь не выглядела такой лёгкой, как на страницах "Айкидо Джорнал". Когда пришло время стать независимым от Ямада-Сан, Канай-Сан и Сиёхира-Сан, я думаю, что это было тяжело для каждого из нас, но, тем не менее, это было неизбежно".

Хитохира Сайто Сэнэсй, Вы все еще молоды. И тяжелые времена, и многое другое, всё ещё впереди для Вас. Вы сказали это сами, и Вы правы. Есть проблемы впереди, но Вы молоды и сможете преодолеть эти препятствия. Каждый из тех, кто собрался здесь в Ивама на вашем праздновании, присутствуют здесь по своим личным причинам, вызванным их собственными размышлениями и опытом. Не забудьте об этом, так как Вы теперь ответственны за передачу миссии Ивама, как важного места в истории Айкидо. Смотрите мимо мелких амбиций и близорукости многих и помните о том сердце, которое Вы должны иметь, будучи рождённым здесь. Идите вперёд и покажите красивый дух самурая миру и держите звание Ивама с большим чувством гордости в сердце. Айкидока со всех континентов прибыли в Ивама на празднование. Помните, что Айкидо больше не только японское воинское искусство, оно принадлежит всему миру. Если Вы позволите мнениям маленького города управлять вашими действиями, Вы не сможете мыслить глобально и масштабно. Идите прямо и гордо по центру вашей дороги. И к Вам присоединятся многие для того, чтобы поддержать Вас в будущем.

В заключении, я хотел бы сказать прежним Ивама учидэси по всему миру. Если вы не хотели следовать за Хитохира Сэнсэем, нет никакой потребности чувствовать себя виноватыми; это было бы неуместно давить на вас непосредственно. Каждый должен сделать свой собственный выборы, но сделайте ваш выбор с духом буси-но насакэ.

Я услышал историю, которая опечалила меня недавно, о долговременном дэси Морихиро Сайто Сихана, который сказал Хитохира Сэнсэю "Ваш отец, преподавал мне больше, чем он когда-либо преподавал Вам". Я слышал так же другую историю о Преподавателе Айкидо и учидэси Сайто Сихана, который использовал СМИ Айкидо, чтобы публично объявить, что он не будет следовать за сыном Морихиро Сайто Сихана. Я не вижу потребность в этих действиях. Они говорят о невоспитанности тех, кто произносит это. Обучение Морихиро Сайто Сихана и его воспитание помогли сделать первые шаги в жизнь многим дэси, которые стали впоследствии преподавателями. Многие практиковали далее, чтобы достичь известности самостоятельно. Я думаю, что всегда важно помнить, где вы начинали и кто вас направлял с самого начала. Никто не преподает самому себе. Сюгё(аскетическое обучение) осуществляемый в Ивама для учидэси - огромный опыт, который имеет вес намного больший чем просто правильная техника; это обучении в истинно воинском духе.

Скоро будет второй Мемориал памяти Морихиро Сайто Сихана (В Японии, первая цемориальная церемония проводится спустя одну неделю после того, как кто-то умирает. Поэтому, если время церемонии подсчитано верно, мемориал который состоится 27 апреля 2004 года, будет фактически третьим). В этом году мемориал будет проведен 27 апреля. Это - хорошее время для того, чтобы послать подарок из цветов для того, чтобы положить их на его мемориальный алтарь. Посылка цветов - жест человека сердца, а не политики. Иногда цветок может пролететь через многие мили и подтвердить память о воспоминаниях, которыми дорожат. Тот, кто был бы более всего тронут таким жестом, это его сын, Хитохира Сэнсэй. На следующие утро, когда Хитохира Сэнсэй был занят, готовя завтрак в своём новом Танрэнкан Додзё, я заметил горшки для варки пищи и плиту для риса на кухне. Они были очень старые и использовались в течение очень долгого времени. Рассматривая их, я мог услышать эхо голоса Морихиро Сайто Сихана через комнату, "Вы съели? Вы должны что-нибудь съесть". Сколько людей было накормлено из этих горшков, спросил я себя? Я отвечаю сам, "Хитохира Сэнсэй позволяет осваивать рисовую кулинарию, и начало - эти набэ (японские кастрюли), если вы не поели, вы не можете выйти на сражение".

8 марта 2004 года, написано Гаку Хомма, Ниппон-Кан Кантё

Автор перевода: Чегиров Виталий Юрьевич
Федерация айкидо Приморского Края

 

Оригинальный текст