О-сенсей

Сертификат Хитохира Сайто

Обзор истории айкидо PDF Печать E-mail

Сложно оценить уникальность современного айкидо без понимания его экстраординарного основателя, Морихея Уэсиба. Этот передовой человек бросает вызов историкам не только потому, что он жил во времена прошлого, сильно отличающиеся от наших дней – он был необычен даже для своего времени и своей культурной среды. Его эзотерические взгляды, на которые сильное влияние оказала доктрина религии Омото, с трудом понятны современным японцам. Проблема, с которой столкнулись зарубежные приверженцы айкидо, которые надеялись постичь философию основателя, сильно осложняется труднопреодолимым барьером японского языка. Задача была бы практически безнадежной, если бы не сами техники айкидо, которые предлагают каждому «подступ» к сущности искусства, независимо от языка или культуры.

Человек, которому суждено было стать Основателем айкидо, родился в портовом городе Танабе, в настоящее время Префектура Вакаяма, 14 декабря 1883 года. Его отец, Ёроку, был человеком довольно обеспеченным, который служил много лет в местном городском совете. Впечатляла огромная физическая сила Ёроку, и некоторые предполагают, что отец Морихея сам по себе был опытном мастером восточных единоборств.

Ёроку был очень рад рождению Морихея после рождения трех дочерей. Морихей Уэсиба был болезненным ребенком, поэтому его отец приложил много сил для улучшения здоровья сына и вдохновлял его на работу над его хрупким телом. Образование Морихея Уэсиба продлилось только в течение первого класса средней школы. В возрасте семнадцати лет он покинул дом, чтобы стать торговцем в Токио с помощью зажиточных родственников и работал в бизнесе, связанном с канцтоварами. Именно находясь в Токио, он посетил свою первую тренировку по боевым искусствам в школе джиу-джитсу Тенчин Шиньо-рю, где он занимался по вечерам.

Морихей Уэсиба был вынужден покинуть Токио менее чем через год, когда он заболел авитаминозом. Он вернулся в родной Танабе, где вскоре поправился. Опыт жизни в Токио убедил Морихея Уэсиба в том, что он не хочет быть торговцем. Япония наращивала свою военную мощь перед Русско-Японской войной, и, будучи авантюристом по натуре, Морихей вступил в армию в 1903 году. Тяга Морихея Уэсиба к боевым искусствам особенно проявилась во время штыковых тренировок, где он оказался самым искусным из всех солдат.

Во время военной службы Морихей Уэсиба также имел возможность тренироваться в отделении школы Ягю, возможно, Ягю Шинган-рю, возле Осаки, куда он был направлен. Продолжительность и содержание его обучения в классических традициях до сих пор остается предметом догадок. Однако известно, что после того, как он покинул армию, он иногда ездил из родного Танабе в Сакай, где располагался доджо Ягю-рю.

Следующие несколько лет жизни Морихея Уэсиба в Танабе были очень беспокойными, поскольку он искал новый для себя путь в жизни. Короткое время он непрофессионально занимался дзюдо, когда его отец пригласил в город молодого инструктора из центра дзюдо Кодокан для обучения местной молодежи. Однако Морихей Уэсиба не собирался навсегда оставаться в Танабе. В то время правительство Японии стимулировало и поддерживало развитие поселения на отсталом острове Хоккайдо. Соблазненный перспективой нового приключения, Морихей Уэсиба организовал и сопроводил партию 54 семей на остров Хоккайдо в 1912 году. Группа расположилась, в конечном итоге, в удаленной северной части острова и превратилась в деревню Ширатаки. Спартанская жизнь колонистов в Ширатаки была сконцентрирована на фермерстве, овцеводстве и просто выживании в суровые зимы на Хоккайдо. Морихей, казалось, преуспевал в жестоких условиях этого удаленного региона. Он был лидером для своих собратьев с Танабе и помогал обосновываться новым семьям. Он даже участвовал в местной политике, заслужив звание члена окружного совета. Но наиболее значительным событием, по крайней мере, для развития айкидо, была встреча Морихея Уэсиба с эксцентричным, но обладающим очень высокими навыками, учителем джиу-джитсу по имени Сокаку Такеда. Такеда обосновался на Хоккайдо несколькими годами ранее, где он часто путешествовал, проводя семинары по джиу-джитсу.

Морихей Уэсиба впервые встретил Сокаку Такеда в феврале 1915 года в городе Енгару. Несмотря на то, что 32-х летний Уесиба уже довольно хорошо владел боевыми искусствами, он не мог сравниться с Такеда, который в то время был в расцвете сил. Будущий Основатель айкидо был впечатлен мощными и замысловатыми техниками искусства Сокаку Такеда, известными как Дайто-рю джиу-джитсу. Морихей Уэсиба посвятил много времени и сил изучению Дайто-рю и даже пригласил Сокаку Такеда жить вместе с ним для того, чтобы получать персональные инструкции. Уесиба тратил много денег на обучение под руководством Такеда, и его отец помогал ему, присылая ему деньги с Танабе, для того чтобы тот мог покрыть свои расходы. Морихей Уэсиба стал одним из лучших учеников Сокаку Такеда и иногда сопровождал его в обучающих поездках по острову. Во время пребывания на Хоккайдо Уесиба получил передаточный свиток первого уровня от Такеды и накопил значительные навыки в искусстве. Курс Дайто-рю включал в себя несколько сотен техник джиу-джитсу с комплексом маневров, захватов суставов и зажимов. Такеда также демонстрировал возможность, называемую «айки», в которой он контролировал разум нападающего, таким образом нейтрализуя его агрессию. Он также был мастером в использовании меча, сюрикена, нунчаков помимо прочего оружия. Техиники джиу-джитсу Такеды позже сформируют основу практически для всех движений айкидо, и их вклад в искусство Морихея Уэсибы нельзя переоценить.

Жизнь Морихея в Ширатаки и его тренировки в Дайто-рю резко оборвались в 1919 году, когда он получил телеграмму с известием о смертельной болезни отца, Ёроку. Его просили немедленно вернуться в Танабе. Морихей спешно привел свои дела в порядок и оставил свой скромный дом в Ширатаки со всей обстановкой Сокаку. Он уехал окончательно, поспешив к своему умирающему отцу.

В долгом путешествии в Танабе Морихей случайно разговорился с попутчиком, который с энтузиазмом рассказывал о целительной силе необычного религиозного лидера по имени Онисабуро Дегучи. Под влиянием сильного желания встретить Онисабуро, чтобы тот помолился о выздоровлении его отца, Морихей импульсивно направился в маленький городок Аябе, центр религии Омото, расположенный рядом с Киото. Харизматичный Онисабуро произвел неизгладимое впечатление на Морихея, который провел несколько дней в Аябе прежде чем продолжить свое путешествие в Танабе.

Ёроку уже умер, когда Морихей, наконец, приехал домой. Морихей был психологически раздавлен смертью отца и отчаянно боролся за то, чтобы смириться с его потерей. Его поведение в месяцы, последующие за смертью отца, было ненормально, и это сильно беспокоило его семью и друзей. Несколько месяцев спустя, так и не забыв свою встречу с Онисабуро Дегучи, Морихей решил вернуться в Аябе, чтобы обрести внутренние спокойствие в аскетической жизни на одной территории с последователями Омото.

Уесиба начал жить заново среди приверженцев Омото вместе со своей женой Хатсу и восьмилетней дочерью Матсуко. Он с энтузиазмом принял простую жизнь членов секты и скоро стал частью внутреннего круга сторонников Онисабуро. Дегучи был впечатлен уровнем владения боевыми искусствами Морихея и поощрял его в обучении заинтересованных сторонников Омото. Это привело к открытию «Частной школы Уесиба» в его доме, где Морихей преподавал Дайто-рю джиу-джитсу.

В 1922 году Морихея посетил учитель Сокаку Такеба, который приехал вместе со своей семьей и остался почти на шесть месяцев. Онисабуро невзлюбил эксцентричного и подозрительного Такеду, и Морихей оказался в дискомфортном положении между ними. Несмотря на то, что характер Такебы с трудом совмещался с коммуной верующих, он учил многих членов секты в доме Уесибы, и в конце своего пребывания наградил Морихея официальным преподавательским сертификатом.

Онисабуро Дегучи имел много грандиозных схем распространения влияния религии Омото. Одним из самых необычных был план основания утопического религиозного государства в Монголии. Сопровождаемый небольшой группой ближайших соратников, в числе которых был Уесиба, Онисабуро отправился на континент в 1924 году. Для достижения своей цели Онисабуро объединил свою партию с группой военных повстанцев, активной в регионе. Это решение оказалось злополучным, поскольку он и его японские сторонники были вскоре пойманы и арестованы китайскими властями. Все члены партии Онисабуро были приговорены к смерти и выжили только благодаря тому, что в последний момент чудом вмешалось японское консульство. Сохранилось несколько фотографий Дегучи и его сторонников в заключении, как свидетельство их печального опыта.

По возвращении в Японию Морихей вернулся к жизни в Аябе. Его ученики Дайто-рю были включены в число военно-морских офицеров, одним из наиболее известных из них был Адмирал Сейко Асано, также преданный сторонник религии Омото, и слава о его (Морихея) доблестях в области боевых искусств стала распространяться. Асано высоко отзывался об Уесиба, и вдохновил другого адмирала, Исаму Такешита, поехать в Аябе, чтобы посмотреть искусство Морихея. Такешита был очень впечатлен и вскоре договорился с Уесиба об организации и проведении демонстрационных семинаров в Токио. Среди покровителей Уесиба были отставной адмирал, а также Гомбей Ямомото, бывший два срока премьер-министром.

Связь Уесиба с религией Омото накладывала определенную ответственность с точки зрения многих его известных сторонников, включая Такешита. Однако, его исключительные навыки джиу-джитсу и харизма сделали его популярным инструктором среди Токийской военной и политической элиты, и он несколько раз приезжал в столицу в период с 1925 по 1927 годы. В конечном итоге после обсуждения ситуации с Онисабуро и с его одобрения, Уесиба решил перевезти свою семью в Токио и посвятить все время преподаванию.

В первые годы после переезда в Токио Уесиба преподавал в частных резиденциях некоторых своих покровителей. Его ученики состояли в основном из людей высшего общества – военные офицеры, политики, представители деловой элиты. Адмирал Такешита, приверженец боевых искусств, бывший одно время президентом Ассоциации Сумо, был особенно активным сторонником. Такешита занимался Дайто-рю более 10 лет, и вел занятия в своем собственном доме. Он прикладывал огромные усилия, чтобы представить Уесиба и его искусство определенным социальным кругам, и без его поддержки Основатель айкидо вряд ли достиг бы такого успеха в Токио. Популярность искусства Уесиба, которое различно называли в ранние годы в Токио, постепенно росла. В конце концов, в 1931 году усилиями Такешита и прочих были собраны необходимые средства для открытия постоянного тренировочного зала - Кобукан Доджо. Он был расположен в Шиньюку, шумном коммерческом районе Токио, на той же стороне, где сейчас находится Всемирная резиденция Акикай. Среди прижизненных учеников Уесиба в период преподавания в Кобукан были такие известные мастера, как Йоширо Иною, Кеньи Томики, Минору Мочизуки, Тсутому Юкава, Шигеми Йонекава, Риньиро Ширата и Годзо Шиода.

В результате многочисленных контактов с офицерами морского флота и вооруженных сил, Уесибу приглашали вести курсы боевых искусств во многих военных институтах, таких как школа Тояма для офицеров армии, так называемая, «шпионская школа Накано», военно-морская академия, а также других подразделениях. Часто непосредственно преподаванием занимались старшие ученики Кобукан, поскольку плотность графика Уесибы возрастала.

Частично в этот период Уесиба активно преподает техники Дайто-рю айки-джитсу, как иногда называли искусство Такеды, и он вручает передаточные свитки, на которых значилось именно это название школы. Однако, отношения Морихея с требовательным Такеда становились натянутыми, и постепенно он отделился от бывшего учителя. Скорее всего, где-то после 1935 года он напрямую не контактировал с Такеда, хотя видоизмененные техники дайто-рю до сих пор составляют большую часть технического репертуара Уесибы. Наиболее часто его искусство в предвоенные годы называли «айки-будо».

Все это время Уесиба находился в тесной связи с религией Омото и Онисабуро. Фактически «Общество продвижения боевых искусств» Омото, основанное под покровительством секты Онисабуро и с его подачи, было создано специально для того, чтобы продвигать деятельность Морихея в отношении боевых искусств. Отделения школы были основаны по всей Японии, и тренировки обычно проводились вместе с собраниями Омото. Эта организация действовала с 1931 до конца 1935 года, когда церковь Омото была грубо задавлена военным правительством Японии.

К концу 1930-х годов армия Японии прошла глубоко в Китай и многие регионы юго-восточной Азии. Большинство молодых мастеров и учеников Уесибы были призваны на службу. Это истощило ряды доджо Кобукан, и к началу Тихоокеанской войны доджо практически бездействовал. В 1942 году, заболев серьезным кишечным заболеванием, Уесиба уехал в деревню Ивама в префектуре Ибараки, где он приобрел землю несколькими годами ранее. Вдалеке от бешеной жизни разрываемого войной Токио он занялся фермерством, тренировками и медитацией.

Эти годы в Ивама стали критическими для развития современного айкидо. Свободный, как никогда ранее, для изучения будо с полной концентрацией и отдачей, Морихей с головой погрузился в интенсивные тренировки и приложил все усилия для дальнейшего совершенствования боевых искусств, направленных на достижение мирного разрешения конфликтов.

К концу войны многие японцы были раздавлены бедностью и прилагали все усилия к тому, чтобы выжить и найти пропитание. У Основателя было несколько учеников в Ивама в то время, поскольку его довоенные ученики были разбросаны по всей юго-восточной Азии и многие до сих пор не были репатриированы. Летом 1946 года в доджо Уесиба пришел молодой человек, работающей на Японской национальной железной дороге. Морихиро Сайто не был многообещающим и не показывал особых способностей, но именно ему суждено было стать одним из самых близких учеников Основателя, и, во многих отношениях, его техническим преемником. После нескольких уединенных лет в Ивама, Основатель начал серьёзно изучать меч и другие предметы, известные в айкидо как айки-кен и айки-джо. Он относился к пониманию этого оружия, как к фундаменту правильного выполнения техник голыми руками. Фактически, концепция занятий айкидо Уесиба представляла собой общую систему, включающую в себя занятия с оружием и без оружия. Большую часть этого периода молодой Сайто был для Уесибы партнером на тренировках, видел и интуитивно понимал даже то, чему Основатель не учил прямо.

В этот период жизни в Ивама Основатель также сформулировал концепцию такемусу-айки, которая заключалась в неожиданном и точном исполнении техники в полном соответствии со спецификой обстоятельств.

Начиная с 1950-х годов, Уесиба все чаще выезжал из своего уединенного дома в Ивама. Он проводил несколько дней в Токио, затем возвращался в Иваму или навещал друзей и учеников в таких местах, как Осака и Вакаяма. Он получал очень много приглашений, и было трудно предугадать, где он будет сегодня или завтра или когда остановится для проведения занятий в центре Акикай в Шиньюку.

Многие ученики, которые начали тренироваться после войны и которые имели реальную возможность увидеть Основателя в действии, были очень впечатлены его энергичными, но грациозными движениями, также как его этическими взглядами на боевые искусства. Уесиба был по натуре оптимистичным человеком и часто демонстрировал сердечную открытость во время обучения и показа. В другое время, особенно во время бесед о глубинном значении айкидо в классе или в неформальной обстановке, он проявлял созерцательную часть своей натуры. Всегда спонтанный, иногда он злился, когда видел, что ученики применяют опасные техники или не проявляют должного серьезного отношения во время тренировок. Эти частички его характера сильно впечатляли тех, с кем он общался.

В последние годы, когда его здоровье стало постепенно ухудшаться, Уесиба проводил большую часть времени в Токио. Поскольку он уже не мог двигаться также быстро и свободно, айкидо Основателя подверглось трансформации. Многие его техники стали сокращенными, и он бросал своих молодых и сильных учеников стремительными жестами, легкими движениями руки, иногда даже не касаясь партнера. Поскольку этот период Уесиба совпал с международным распространением айкидо, образ маленького пожилого человека с белой бородой, взмахивающего рукой в сторону атакующего, доминирует в сознании многих учеников и преподавателей искусства. Айкидо Основателя в последние годы его жизни можно понимать, как естественное развитие его предыдущего опыта, но, как указывал сам Уесиба, его возможности на этой стадии были результатом более, чем шестидесяти лет тренировок. Широкая известность, которую он получил через публичные показы и его работоспособность, породили многочисленных имитаторов.

Основатель айкидо сделал свой последний вздох 26 апреля 1969 года, его смерть была результатом рака печени. Его преемником был его сын, Кисемару Уесиба, который получил титул «второй дошу». Организация Акикай, послевоенное продолжение организации Кобукай, в настоящее время занимает ведущую позицию в мире айкидо. Более половины национальных и региональных ассоциаций айкидо являются филиалами Токийской организации, и за границей управляются Международной федерацией айкидо.

Другие формы айкидо также практикуются в наши дни. Йошинкан айкидо, основаное Годзо Шиода делает упор на мощный предвоенный стиль искусства; Шиншин Тойтсу айкидо, основанное Койчи Тохей, является системой оздоровления с помощью техник айкидо и делает упор на концепцию Ки; Томики айкидо, сформулированное Кенджи Томики, включает в себя формы соревнования; Йосейкан айкидо, основанное Минору Мочизуки, является обобщенной системой, в которой перемешались айкидо, дзюдо, карате и Кен-дзюцу.

Будущее айкидо выглядит ярким, и искусство вступает в период своего расцвета. Существует много мастеров в Японии и за рубежом с более, чем тридцатилетним опытом преподавания и тренировок. Много книг об искусстве было издано на разных языках и многие элементы айкидо используются в юридической области, психологии, физической терапии и других областях.

 

Тренировки Морихиро Сайто под руководством О-Сенсея

После поражения в войне Япония была очень бедной, униженной нацией, управляемой армией оккупантов. Морихей Уесиба со своей женой Хатсу расположился в маленькой деревушке Ивама, где «официально» ушел в отставку в 1942 году. Морихей Уесиба вел скромную жизнь, выращивая рис и шелковичных червей с помощью нескольких живущих с ним местных учеников, которые занимались айкидо под руководством Основателя.

Уесибе было за 50, и он находился в хорошей физической форме благодаря годам тяжелых тренировок. Впервые за долгие годы свободный от тяжелой ответственности преподавания, Основатель смог, наконец, заняться собственными тренировками и полностью отдаться аскетической жизни. Несмотря на то, что Уесиба учил десятки тысяч учеников перед войной, последствия ужасного конфликта заставили его удалиться от всех, кроме маленькой горстки бывших учеников. Занятия боевыми искусствами были запрещены Генеральным управлением сил Альянса, но этот указ даже в городской местности не всегда соблюдался, а в далекой провинции префектуры Ибараки вообще не имел значения. Во время первых послевоенных лет Морихей Уесиба называл свою резиденцию «Айки Ен» («Ферма Айки») с целью не подчеркивать занятия боевыми искусствами в связи с запретом Генерального управления.

Морихиро Сайто был худеньким восемнадцатилетнем пареньком, когда он отважился разыскать Основателя в 1946 году. Он родился 31 марта 1928 года в нескольких милях от доджо Уесиба. Типичный японский юноша, юный Морихиро восхищался фехтовальщиками феодальной Японии, такими как Матабе Гото и Юбей Ягю. Мальчики в Японии перед Второй мировой войной все поголовно имели представление о дзюдо и кендо, и эти искусства преподавались как часть школьной программы.

В подростковом возрасте Морихиро брал уроки шито-рю карате в районе Мигуро в Токио, где в то время он работал. Его занятия карате в Токио не продлились долго, поскольку он вернулся в префектуру Ибараки для работы на Японской национальной железной дороге. Затем Сайто решил заняться дзюдо, поскольку он думал, что, если он будет владеть одновременно карате и дзюдо, ему нечего будет бояться в драке. Дзюдо было хорошо применимо в рукопашном бою, а карате превосходило кендо, поскольку давало владение ударами ногами.

Сайто вспоминает свои ранние занятия боевыми искусствами и свою неудовлетворенность дзюдо следующим образом:

Карате было спокойно и упорядоченно, в то время, как дзюдо напоминало детский парк с носящимися вокруг детьми. Это было частично причиной того, что я устал от дзюдо. Также в бою человек может нанести удар ногой или наносить обманные удары в любой момент, в то время как дзюдоист не имеет защиты от подобных атак. Поэтому я разочаровался в дзюдо. Также мне не нравилось, что во время тренировок старшие ученики отрабатывали броски на младших учениках, используя нас для собственных тренировок. Они нам позволяли лишь выполнить несколько бросков, когда они были в хорошем настроении. Я находил их эгоистичными, высокомерными и нахальными.

Однако, размышления Морихиро вскоре подверглись большой трансформации. Это было результатом его судьбоносной встречи с пожилым человеком с жидкой белой бородкой, который, согласно местным сплетням, практиковал некоторое чудодейственное боевое искусство. Много лет спустя Сайто так описывал свою первую встречу с Морихеем Уесиба:

Это был пожилой человек, который выполнял странные техники в горах рядом с Ивамой. Некоторые говорили, что это карате, один из мастеров дзюдо говорил, что это «Уесиба-рю дзюдо». Это было страшно, и я боялся идти туда. У меня было странное чувство в связи с этим местом. Это было жутко, но все же я и несколько моих друзей решились пойти туда и посмотреть. Однако друзья охладели к этой идее и не пошли. Я пошел один.

Я приехал утром в жаркое время года. О-сенсей проводил утреннюю тренировку. Минору Мочезуки направил меня туда, где О-сенсей («великий учитель» - термин уважения, часто используемый айкидоками в отношении Основателя) тренировался с несколькими учениками. Я вошел в место, которое в наши дни представляет собой доджо, застеленное шестью татами. Пока я сидел там, пришли О-сенсей и Тадаши Абе (один из пионеров айкидо во Франции). Когда О-сенсей садился, Абе сразу же положил для него подушку. Он двигался очень быстро, помогая О-сенсею. О-сенсей пристально посмотрел на меня и спросил: «Почему ты хочешь изучать айкидо?» Когда я ответил, что хочу изучать айкидо, если он будет учить меня, он спросил: «Ты знаешь, что такое айкидо?» Я не мог знать, что такое айкидо. Тогда Сенсей добавил: «Я научу тебя служить обществу и людям с помощью боевых искусств».

Я не имел представления о том, как боевые искусства могут служить обществу и людям. Я просто хотел стать сильным. Сейчас я понимаю, что в то время я не понял, о чем он говорит. Когда он сказал «для пользы общества и людей», я удивился, как боевые искусства могут послужить этой цели, но я очень хотел, чтобы меня приняли, поэтому я ответил: «Да, я понимаю».

Затем, когда я стоял на мате в доджо, закатывая рукава своей рубахи, я подумал про себя: «Если уж я приехал сюда, я могу выучить пару техник»; О-сенсей сказал: «Подойди и ударь меня!» И я подошел, чтобы ударить его и упал. Я не знаю, было ли это котагаеши или какая-то другая техника, но я был брошен. Затем он сказал: «Подойди и ударь меня ногой!» Когда я попытался ударить его ногой, я был мягко перевернут. «Подойди и схвати меня!» Я попытался схватить его в стиле дзюдо, и снова я был брошен, сам не знаю, каким образом. Рукава моей рубахи и штаны были разорваны. Сенсей сказал: «Если хочешь, приходи и тренируйся». С этими словами он покинул татами. Я почувствовал вздох облегчения, потому что я был принят…

Несмотря на то, что Уесиба принял юного Сайто в ученики, старшие ученики жестко испытывали его решение. Сайто вспоминает боль первых тренировочных дней, говоря, что он чувствовал бы себя гораздо лучше «если бы был избит в драке!». Однажды во время занятий ему даже пришлось снять бинт с травмированного места, чтобы избежать издевательств. При малейшем признаке боли на лице, старший ученик, занимающийся с ним, мучил бы эту часть тела еще больше. Вскоре, однако, целеустремленный молодой Морихиро доказал свою стойкость и заслужил уважение старших учеников. Он с благодарностью вспоминает, что его обучали такие люди, как Коичи Тахей и Тадаши Абе.

Обучающие методы основателя в Ивама отличались от его подхода в предвоенные годы. В ранние годы он обычно просто показывал технику несколько раз практически без объяснений, а затем просил учеников попытаться повторить его движения. Это был традиционный метод преподавания боевых искусств, и студенты прикладывали все усилия для того, чтобы «украсть» техники учителя. Но теперь Уесиба имел роскошь посвятить всю свою энергию своим личным поискам вместе с маленькой группой близких учеников.

Когда я оглядываюсь назад, мне кажется, что мозг Ооснователя был подобен компьютеру. Во время занятий О-сенсей учил нас техникам так, как будто бы он их систематизировал и организовывал для самого себя. Если он начинал делать техники сидя, он делал только их, одну технику за другой. Когда он показывал технику захвата двумя руками, следующая техника начиналась с такого же захвата. О-сенсей учил нас двум, трем или четырем уровням выполнения техник. Он начинал с базовой формы, затем уровень за уровнем, мы переходили к наиболее продвинутой форме. Основатель подчеркивал, что каждая маленькая деталь должна выполняться правильно. Иначе это не техника.

Работа Сайто на Японской железной дороге была счастливым случаем для его занятий айкидо. Его рабочий график сутки через сутки оставлял ему достаточно свободного времени для доджо Уесибы. В результате он был допущен к посещению занятий рано утром, которые разрешалось посещать только ученикам пансиона (живущим в доджо).

Эти утренние занятия состояли из сорока минут молитвы сидя перед алтарем Айки Шрайн, затем были занятия с оружием, если позволяла погода. На этой стадии жизни Основатель был поглощен изучением айки-кена и джо и их связью с техниками без оружия. Он экспериментировал с базовыми формами оружия, которые Сайто объединил в стройную систему для дополнения техник без оружия.

О-сенсей просто говорил нам подойти и ударить его. С этого начались техники меча. Поскольку я практиковал в детстве кендо, я часто мог управлять ситуацией. Тогда он сказал мне подготовить стенд для танренучи или для тренировок с мечом. Тогда я собрал дерево и использовал его для стенда. Однако, О-сенсей разозлился и разрубил его своим деревянным мечом. Он сказал мне: «Это тонкое дерево бесполезно!»

Тогда я кое-что придумал. Я срубил два больших дерева и с помощью гвоздей соединил их вместе. Тогда О-сенсей похвалил меня. Но даже такой стенд прослужил меньше недели. Мы били в разных местах, чтобы сберечь дерево. Через неделю я пошел еще срубить дерева, чтобы сделать новый стенд. В то время в горах было много дерева, и мы его использовали для отработки ударов во время тренировок с мечом…

По мере того, как тренировки совершенствовались, мы учились тому, что в наши дни мы называем ичи но тачи, первым парным упражнениям с мечом. О-сенсей учил нас одной технике в течение трех или четырех лет. Помимо этого мы только продолжали выполнять удары, пока не выбивались из сил и не начинали шататься. Когда мы доходили до такого состояния, что не могли больше двигаться, он говорил, что достаточно и отпускал нас. Это было все, что мы делали на утренних тренировках изо дня в день. В последние годы О-сенсей учил меня практически частно.

Глобальное обеднение Японии сделало для некоторых учеников в Ивама практически невозможным продолжение тренировок. Работа и семейные обязательства заставляли одного за другим бросать тренировки, и только несколько учеников приходили на занятия. Видя энтузиазм Морихиро, Уесиба постепенно стал на него полагаться в своей личной жизни. В конечном итоге, только юный Сайто остался служить Основателю постоянно. Даже после женитьбы страсть Морихиро к тренировкам не уменьшилась. Фактически, его молодая жена тоже стала служить Уесибе, лично присматривая за его пожилой женой Хатсу.

К концу осталось только небольшое количество старших учеников и я. Но, в конце концов, они женились и не смогли больше приходить в доджо, поскольку им приходилось много работать. Где бы Сенсей не находился, мы никогда не знали, когда он позовет нас на помощь. Даже если бы мы попросили и договорились с соседом, чтобы он помог молотить рис, если бы Сенсей нас позвал и, мы не пришли, последствия были бы ужасны.

В конечном итоге, ученики перестали приходить в доджо, поскольку были заняты содержанием собственных семей. Я мог продолжать приходить только потому, что у меня был свободный день, но я выходил на работу через вечер. Мне повезло, что у меня была работа, так как, если бы ее не было, я бы не смог продолжать заниматься.

Я мог жить не получая никаких денег от О-сенсея, поскольку мне платили на Японской национальной железной дороге. У О-сенсея были деньги, но у учеников их не было. Если бы они ходили к Сенсею, то у них бы не было никакого дохода. И у них не было бы возможности выращивать рис, для того чтобы прокормить свои семьи.

Прислуживание Основателю было в очень суровых условиях, хотя платой за него было только обучение боевым искусствам. О-сенсей сердечно относился только к тем ученикам, которые работали на него от рассвета до заката, гнули спину, служили ему, рискуя собственной жизнью. Поскольку я приносил ему пользу, О-сенсей с удовольствием учил меня всему.

Основатель щедро демонстрировал свою любовь и доверие к молодому Сайто. Когда Морихиро помог ему в благоприятном разрешении земельного спора, он подарил ему участок земли из собственности Уесибы. И именно там Сайто построил дом, где он жил со своей женой и детьми и служил Основателю.

К концу 1950-х годов годы тренировок под прямым руководством Основателя превратили Сайто в сильного человека и одного из лучших инструкторов в системе Айкикай. Он регулярно преподавал в Ивама доджо в отсутствие Уесибы и его просили заменять Коичи Тохей в его дожо в Утсономии, когда Тохей отправлялся преподавать айкидо на Гаваях. В районе 1960-го года Сайто также стал преподавать еженедельно в Айкикай Хомбу доджо в Токио и был единственным инструктором там помимо Основателя, которому разрешено преподавать оружие. Его занятия были наиболее популярными в школе, и много лет в Токио ученики собирались по утрам в воскресенье, чтобы заниматься с оружием и без под руководством Морихиро Сайто.

После смерти Основателя 26 апреля 1969 года Сайто стал старшим инструктором в Ивама доджо и также смотрителем расположенного рядом Айки Шрайна. Он служил Основателю с полной отдачей на протяжении 24 лет, и уход О-сенсея только укрепил его решение приложить все усилия для того, чтобы сохранить в неприкосновенности наследие айкидо Уесибы.

В 1970 годы публикация Сайто авторитетного пятитомного руководства по техникам айкидо, «Традиционное айкидо», помогла укреплению его репутации выдающегося мастера айкидо. Это издание содержит сотни техник айкидо, включая техники без оружия, техники кен и джо, техники встречных ударов (может быть, авасе). В книгах также была представлена классификация техник айкидо, которая сейчас широко используется во всем мире. В дополнение к книгам были выпущены фильмы, которые были приняты с энтузиазмом.

Свое первое путешествие за границу Морихиро Сайто предпринял в 1974 году с целью проведения серии семинаров в Калифорнии. Впервые большое количество иностранцев смогли лично испытать энциклопедическое знание техник айкидо Сайто. Его понятные методы обучения, которые включали в себя медленный показ техник, многократный показ отдельных движений, завоевали широкое признание у участников семинара.

К середине 1970-х годов Морихиро Сайто уволился с национальной железной дороги, где проработал 30 лет. Свободный для того, чтобы посвятить все свое время айкидо, он начал часто путешествовать за границу, и, по последним подсчетам, он совершил более 50 поездок в зарубежные страны, обучая айкидо.

С годами Сайто установил широкую сеть инструкторов за границей, которые обучали айкидо Ивама стиля, как его вид айкидо стали неформально называть. Ивама айкидо стало синонимом тренировок с одинаковым упором на техники с оружием и без оружия, в сравнении с другими школами, где основной упор делался на техники без оружия. В особенности, в США, Италии, Германии, Дании, Австралии, Англии, Швеции и Португалии было много занимающихся айкидо по методике Сайто.

В 1989 году Морихиро Сайто утвердил систему сертификации инструкторов по айки кен и джо. В этой системе традиционные рукописные передаточные грамоты вручались инструкторам, продемонстрировавшим требуемый уровень владения оружием айкидо. В отдельности от системы поясов айкидо, цель этой программы была в сохранении техник айки кен и джо Основателя, которые неотделимы от техник без оружия. Эти грамоты включали в себя названия и детальное описание техник оружия айкидо, и по своей модели напоминал традиционные наградные грамоты в классических традициях боевых искусств.

Другим последствием популярности книг Морихиро Сайто стали приезды многих иностранцев-айкидок в Японию, для того чтобы тренироваться и жить в Ивама доджо. Проживание в доджо дает участникам возможность интенсивно тренироваться и изучать использование айки кен и джо. За последние 20 лет без преувеличения тысячи учеников приезжали из-за границы, чтобы заниматься под руководством Морихиро Сайто. Часто иностранные ученики превосходили по своему количеству японцев в Ивама доджо. Сегодня, Морихиро Сайто продолжает вести утренние тренировки шесть раз в неделю с кен и джо с учениками, живущими в доджо, а по вечерам занимается с ними без оружия. По воскресеньям, если позволяет погода, Сайто проводит занятия на улице, обучая айки кен и джо. Также он дает приют в Ивама доджо ушедшим из японских университетских клубов айкидо в течение года, практика, которая сохранилась со времен, когда Основатель еще был активен.

Возможно, успех Морихиро Сайто, как ведущего преподавателя айкидо, кроется в его уникальном подходе к искусству, в смешении традиций и инноваций. С другой стороны, он полностью сохранил технику Основателя в неприкосновенности. В тоже время, Сайто проявил творчество в организации, классификации техник с оружием и без оружия и их соотношения. Кроме того, он разработал методики тренировок, основанные на современных педагогических принципах, позволяющих ускорить процесс обучения.

В мире айкидо сегодня возрастает тенденция воспринимать искусство, как оздоровительную систему, с меньшим упором на эффективность техники. В этом отношении сила и точность искусства Морихиро Сайто стоит особняком, благодаря энергии его и некоторых других учителей, айкидо до сих пор можно рассматривать как истинное боевое искусство.

 

 

Из книги Морихиро Сайто Такемусу Айкидо № 1,

перевод Мария Рудая.